Вся правда о моей депрессии в Канаде

Итак, прошёл наш первый год в Канаде, начался второй. И я всё жду прихода пресловутой иммигрантской депрессии. Начало этой истории  можно прочитать здсь: «Ностальгия в иммиграции».

Туристическая эйфория, пусть и не такая яркая, как в начале, но всё же продолжалась, мы по-прежнему радостно и восторженно открывали новые места. Запомнилась поездка на кемпинг летом 2014-го (тут можно почитать про канадский кемпинг) и первая поездка на Ниагару в октябре (а здесь — про Ниагарский водопад).

депрессии

Ниагара и я. И чайка.

А к началу лета начала подступать тревога.

Как выглядел мой этап депрессии в Канаде

Сидели на пособии с января, усиленно оба искали работу. Точнее, искала я, а муж просто оформлял все нужные бумажки и проходил обучение на водителя тяжёлых грузовиков. Для тракдрайверов работа есть всегда, её искать не надо. Сложнее получить права этой категории.

Там было достаточно препятствий на пути, но мы потихоньку, шаг за шагом их преодолевали, просто на это уходило много времени.

Потом муж к началу августа вышел на работу, и тревога немного отступила. Но не до конца.

А у меня всё было глухо, как в танке, и это, конечно же, не лучшим образом сказывалось на моём настроении. Кстати, здесь можно почитать о перипетиях моего поиска работы в Канаде.

И вот эту тревогу, переходившую местами в отчаяние, я, пожалуй, могу зачесть, как этап депрессии.

Но это был совсем не тот тип депрессии, который пророчат иммигрантам, до того я просто не дошла.

Это не было разочарованием в стране или новой жизни.

Это было ситуативным разочарованием в выбранной мною же профессиональной тропинке из-за того, что она никак не вела к желаемому результату. Винить тут было некого. Выбор делала я сама.

И в разочарование тут была подмешана надежда – а может, выбрать другой путь, пока не поздно?

Ни тоски по Родине, ни желания вернуться, ни депрессии в её классическом понимании в это время у меня не было даже близко.

Все мои чувства и мысли были здесь, в Канаде.

Я просто сидела на распутье и мучительно искала решение этой задачи. Были приступы отчаяния, но были и, наоборот, всплески эйфории и активности.

депрессии

Не было у меня депрессии, короче.

Вариант не работать передо мной не стоял, поэтому я выбирала, каким путём двигаться дальше.

Продолжать «добивать» HR-дорожку или всё-таки двигать в психологию? Подумывала о поступлении в магистратуру по психологии и survival job, чтобы как-то продержаться.

Но… мой заметно окрепший за последние годы внутренний голос упрямо твердил мне: «Не паникуй, подожди ещё немного, всё будет ОК».

И я послушала его. И расслабилась.

И на этом чудесном расслабоне совсем скоро (в конце октября 2014-го) получила работу в HR, о которой даже уроженцы Канады порой бесплодно мечтают годами.

И базовая проблема – финансовой безопасности – была для нашей семьи решена. И мы дружно выдохнули… на время.

Финансовая безопасность – это, конечно, один из важнейших пунктов для иммигранта. Привезённые накопления, достаточные для неторопливой и вдумчивой интеграции, безусловно, прекрасный вариант. Крупные капиталы, которые можно инвестировать здесь в бизнес, и жить на доходы с него – так вообще идеально.

Но у нас не было ни того, ни другого. Всё, что привезли, через полгода закончилось.

Когда финансовые проблемы накрывают вас дома, на Родине, это одно. Там, как говорится, «и стены помогают». Не говоря уж о родных и друзьях.

А в иммиграции и родных стен ещё нет, и все источники помощи (и материальной, и моральной) далеко. Да и звонить с протянутой рукой иммигрантам очень нелегко. Ведь вроде за лучшей жизнью ехали… бьёт это сильно по самооценке.

Мы всё это пережили по полной.

Здесь не могу не упомянуть о том, что, когда было совсем плохо, помощь пришла к нам с совершенно неожиданной стороны.

Здесь, в Торонто, уже много лет жила моя одноклассница. Мы с ней и в школе-то сильно не дружили, и потом не общались вообще. Хотя с другими одноклассниками мы дружим очень даже тесно вот уже больше 30 лет.

Так вот, когда нам позарез нужны были деньги, а все источники помощи дома, на которые мы рассчитывали, нас послали на хрен, я, без всякой надежды, если честно, обратилась к ней.

Нам нужна была тысяча с небольшим долларов на оплату водительских курсов мужа. Государство нам обещало оплатить, но процесс согласования и оформления был очень долгий и нудный, а мы не хотели терять драгоценное время.

Она дала деньги сразу, даже не дослушав до конца мою жалобную историю, просто и без всяких дополнительных вопросов. И без расписки.

Я, конечно, была в шоке. Я бы, наверное, на её месте не дала. И уж точно бы расписку взяла. Короче, мне даже стыдно стало потом от этих мыслей…

Это вот к слову о «наших» иммигрантах. Они, конечно, разные бывают. Много и сволочей. Но есть и такие, как моя одноклассница.

Танюшка Соболева, ты – человечище! Спасибо тебе!!!

А русскоязычная диаспора в Канаде однозначно заслуживает отдельной статьи. И я её напишу.

Теперь, перестав волноваться о хлебе насущном, мы могли направлять свою энергию в какие-то другие сферы. Муж хотел подучить английский, чтобы со временем уйти из тяжёлой (хоть и хорошо оплачиваемой) профессии тракдрайвера, а я с энтузиазмом продолжала учиться в колледже на программе по HR-менеджменту и строить планы по взлёту своей HR-карьеры до невиданных высот.

Начали подумывать о своём доме.

Да не просто подумывать, а уже конкретно строить планы по его приобретению.

И это был очередной вызов нам, сумасшедшим иммигрантам, сорвавшимся с места «на старости лет» и претендующим на успешную интеграцию.

Могли бы, как другие, ныть и жаловаться на то, что «мы там никому не нужны», прикрываться убойным аргументом, что приехали исключительно ради детей и тем самым надёжно оправдывать своё лузерство. Могли бы сидеть на шее у государства и обманывать его, тайно подрабатывая за наличные, и не высовываться. Наши люди практикуют такой образ жизни в Канаде весьма широко (сама лично таких знаю, и немало).

Нет же, решили выпендриться.

депрессии

Так вот, по поводу дома. Дом надо было приобретать как можно скорее, потому что цены на недвижимость в Торонто и пригородах после нашего приезда (мы их, штоль, так напугали 🙂 ?) начали расти просто сумасшедшими темпами. В такой ситуации арендовать жильё становится совсем невыгодным, и шансы купить что-то своё тают каждый день.

Про недвижимость будет, конечно же, отдельная серия статей, потому что это очень интересная и «больная» тема и для нас, уже жителей Канады, и для тех, кто только туда собирается переезжать из постсоветского пространства.

Пока весь мир кричит о кризисе и стагнации, наши цены на недвижимость покоряют новые высоты и живут своей отдельной жизнью 🙂 .

Но, чтобы купить дом, нам сначала нужно было продать квартиру в Алма-Ате.

И моя с детьми поездка в родной город летом 2015-го ознаменовала вторую годовщину нашего приезда в Канаду.

Я, когда ехала, много думала о том, какие чувства на меня там нахлынут. Опять же ждала эту самую ностальгию.

Вспоминала, как моя подруга, уехавшая в Германию, как раз года через два-три после переезда плакала в трубку и просила ей больше не звонить, чтобы не травить душу.

Подводя итог этой двухлетки, могу констатировать следующее:

  • Эйфория слегка ослабла, но продолжала присутствовать в нашем настроении
  • Разочарование и депрессия не наступили
  • Основная ориентация и базовая интеграция были успешно осуществлены, но какие-то остаточные процессы, конечно, ещё шли
  • Намечался этап деятельной интеграции…

А вот про этот самый долгожданный этап и про то, настигла ли меня ностальгия в Алма-Ате, я расскажу в следующий раз, в статье про деятельную интеграцию.

И жду вас, как всегда на обсуждении этой статьи в моём Фейсбуке:

#моя_иммиграцияА я, держа своё обещание, публикую вторую часть моей истории про ностальгию в иммиграции.Из неё вы уз…

Опубликовано Еленой Галочкиной 2 июня 2017 г.

Рекомендуемые записи