Панические атаки. Часть 5. Одиночество

  • автор:

В предыдущих частях, которые можно найти по ссылкам чуть ниже, мы с вами начали исследовать причины панических атак (ПА), возникающих при панических расстройствах (ПР). одиночество

Часть 1 .   История бога Пана

Часть 2.    Паническое расстройство

Часть 3.   Глубинные причины панических атак   

Часть 4.   Что такое медиация

Давайте, прежде чем двигаться дальше, немного подытожим, что же мы узнали о процессе формирования панического расстройства, с точки зрения Джанни Франчесетти.

Итак, дисфункциональная, не поддерживающая в процессе медиации семья и отсутствие качественных привязанностей приводят к тому, что мы подвергаемся слишком сильному взаимодействию с жёстким миром один-на-один.

Негативные переживания – одиночество, тревога, страх, отчаяние – приводят к нарушениям работы нашей парасимпатической нервной системы. Которая даёт сбой в ситуации дистресса, в результате чего и случается первая паническая атака.

Настрадавшись, мы озлобляемся на своё окружение и сепарируемся от него (“Fuck you all and leave me alone!”)

При этом мы не осознаём своё одиночество. Потому, что это тяжёлое, труднопереносимое переживание, и психика защищает нас от него всеми доступными ей способами. Нам проще думать, что это мы послали всех подальше и справимся без них. И так же точно мы не осознаём, что очень нуждаемся в Другом. Потому что это больно. Очень больно.

На самом деле наше резкое «Да пошли вы все на…!» — это не что иное, как отчаянная мольба о близости. одиночество

Будучи неосознанной и невыраженной, эта потребность в присутствии Другого в нашей жизни и удовлетворяющей привязанности, находит «кривые» дорожки реализации.

Одной из них являются зависимости. Любая зависимость – это попытка создать близость, удовлетворяющие отношения с Другим, получить его признание и поддержку. Одиночество и отвержение настолько непереносимо, что психика создаёт образ идеального себя, которого другие любят и поддерживают.

И человек начинает спасаться от одиночества, убегая в этот идеальный образ себя. С помощью психоактивных веществ, азартных игр или патологических отношений. И это тоже форма выразить свою мольбу о связанности и принятии. Нездоровая, «кривая» форма, которая, как вы понимаете, отношения разрушает.

Но не буду вдаваться в подробности о зависимостях, хотя тут тоже много есть что сказать. Просто тема-то наша о панических атаках. А если вам интересно и важно узнать больше о природе зависимостей, то этот материал есть в нашем с Сергеем Елисеевым курсе «Анатомия жизненного кризиса». Там проблеме зависимостей мы посвятили целый модуль (№ 5) и его, кстати, можно приобрести отдельно. Вот ссылка: https://www.egalochkina.ru/anatomiya-krizisa/

Паническое расстройство, как и зависимость, является патологическим, нездоровым способом выразить свою потребность в Другом, прокричать о своём одиночестве. Чувствовать которое подлинным способом мы не хотим из-за боли, которую оно несёт. А потому блокируем свои чувства, отсоединяемся от них и убеждаем себя, что никто нам не нужен, справимся и сами.

Обычно страдающие от панических расстройств люди очень независимые и часто вполне успешные.

У меня было несколько клиентов с ПР, и все они были именно такими.

Особенно запомнился один. Успешный, молодой и амбициозный менеджер крупного банка с идущей в гору карьерой. Дорогой костюм, тонкий парфюм, крутая тачка. А в глазах – страх от непонимания того, что же с ним творится. одиночество

Первые несколько встреч он настойчиво требовал от меня «волшебную таблетку от страха смерти». Когда понял, что не получит её, драматично так ушёл. Но человек он был умный и очень хорошо образованный. Поэтому спустя некоторое время вернулся, и мы начали работать по-настоящему.

Контакт с собственным одиночеством, хоть и через сопротивление, всё-таки случился у этого клиента. И панические атаки отступили.

Картина Эдварда Мунка «Крик», на мой взгляд, прекрасно выражает то, что переживает человек в момент панической атаки.

одиночество

А дальше давайте посмотрим, какие жизненные ситуации могут стать катализаторами панического расстройства.

Ситуации-провокаторы:

Первая, напомню, это процесс сепарации и перехода из OIКOS в POLIS (из понятного и защищённого «дома» в неизведанный и жёсткий мир), проходящий без медиации (поддержки и «коучинга» близких, peer support).

Вторая – это ситуация утраты и горевания. одиночество

Речь здесь не о любой утрате. А о той, когда я лишаюсь того, кто осуществлял для меня ту самую медиацию. Того, кто помогал мне чувствовать себя заземлённым, укоренённым в этой жизни.

И тут, конечно, опять мы приходим к констатации того же печального факта. Общинная культура переживания утраты, складывавшаяся веками и тысячелетиями, в нашем обществе уже практически утрачена. Остались ещё островки, удалённые от цивилизации и урбанистических центров, где она сохраняется. И там как раз с паническими расстройствами всё в порядке. В том смысле, что их нет или крайне мало.

Современному обществу совершенно нечего предложить человеку в смысле поддержки при утрате значимых, системообразующих фигур. Он остаётся со своим горем один-на-один, и должен самостоятельно искать тех, на кого опереться.

Одним из возможных и прекрасных ресурсов, который может стать опорой, являются друзья.

Но и этот институт изрядно подпорчен психологией потребления и стремительно деградирует. А примеры подлинной, душевной и взаимно питающей дружбы, увы, встречаются всё реже и реже.

Недавно я увидела пример подобной дружбы, и удивилась безмерно. Потому что уже успела отвыкнуть от мысли, что такое вообще возможно. Представьте себе круг из пяти мужчин. Они регулярно встречаются уже несколько десятков лет подряд, чтобы поговорить «за жизнь». Делятся своими проблемами и радостями, просят и дают поддержку. Как сказал мне счастливый участник такого «мужского клуба», это похоже на тот самый давно вытесненный из нашей жизни тесный круг, обсуждающий жизнь общины, за которую эти мужчины несут ответственность, и поддерживающие друг друга в принятии решений.

Если подобного близкого поддерживающего круга в жизни человека нет, то его единственным ресурсом тут остаётся психотерапия.

одиночество

Третьей ситуацией, которая может стать триггером ПР, является личный жизненный кризис.

Жизненный кризис – это когда я, под воздействием внешних или внутренних обстоятельств, уже не могу жить, как раньше. Когда мои привычные паттерны справляться с жизнью перестают работать.

Например, при нарциссическом расстройстве личностный кризис – это когда моё враньё самому себе о том, как я прекрасен в своём величии, уже не прокатывает. И я встречаюсь лицом к лицу со своим тотальным одиночеством и невозможностью быть в близких отношениях.

В Северном Конго живёт одно племя. Когда подростку приходит время становится юношей, почти взрослым, он один отправляется в лес, и должен провести там какое-то время и выжить. Соплеменники в это время собираются вместе и поют молитвы, чтобы боги помогли ему справиться с испытанием.

Это и есть медиация при переходе из OIКOS в POLIS. одиночество

А вспомните, дорогие друзья, свой процесс перехода из OIКOS в POLIS. Кто пел тогда для вас?..

Эта практика поможет вам воссоздать в памяти свой путь взросления и прикоснуться к тем чувствам и тем ресурсам, которые были у вас тогда. К чувствам по отношению к тем, кто пел для вас, пока вы были в лесу один на один с миром. Оглянуться назад и проанализировать тот важный этап полезно, чтобы обнаружить там ресурсы или их отсутствие. Тогда вам станет понятнее, куда двигаться в своём развитии дальше, какие раны залечивать или от каких источников питаться.

Панические атаки могут быть симптомом личностного роста. Они могут появляться в кризисные периоды жизни и проходить после конструктивного завершения кризиса.

В следующей части расскажу о терапии ПР. Думаю, эта информация будет полезна и для специалистов, и для обычных людей, желающих, по разным причинам, больше понимать про панические атаки.