Как проходила моя адаптация на рабочем месте. Моя иммиграция. Серия 8. Эпизод 4, часть третья

Итак, я завершаю свой рассказ об адаптации иммигранта на первом рабочем месте в новой стране проживания. И расскажу я теперь, как проходила моя адаптация на первой, и пока единственной, работе после переезда в Канаду.

Предыдущие две части этой темы читайте вот здесь:

Серия 8, эпизод 4, часть 1

Серия 8, эпизод 4, часть 2

Помимо своей истории, расскажу ещё и в целом о том, на что нужно иммигранту обратить особое внимание.

Моей первым и главным страхом был, конечно же, язык. Точнее, его отсутствие  🙂 . Ну, я, конечно, немного кокетничаю, какой-никакой инглиш у меня уже имелся в наличии через год и три месяца жизни в Канаде. Но, откровенно говоря, я и сейчас своим уровнем языка недовольна, через пять лет. Что уж про тогда говорить!

Но жизнь научила меня одной вещи.

Бояться можно, но при этом надо не забывать делать то, чего боишься

И я смело ринулась в бой.

Приняли меня хорошо. В один из первых дней директор повезла меня по всем сайтам нашей организации, познакомила со всеми, кто там был в это время. Мой предшественник активно передавал мне знания, обучая работе с системой и показывая, что где лежит.

А через неделю я отправилась в самостоятельное плавание.

Как-то не помню сейчас ни особого страха, ни каких-то явных ошибок или факапов. Всё прошло довольно гладко. Наверное, потому, что я следовала своим же рекомендациям.

📌 Во-первых, мало говорила и много слушала.

📌Во-вторых, задавала вопросы, предварительно проверив их на уместность и вменяемость.

И ещё`я много, очень много улыбалась. Это, кстати, было легко. Меня встречали очень тепло и радушно. Вот как будто всю жизнь только меня и ждали, ей-богу! Как же мне нравится в западных людях эта черта – искренняя доброжелательность и щедрость на похвалу!

📌В-третьих, я, конечно же, пыталась понять, какова истинная функция моей должности в системе организации. Не формальная, а настоящая. Для этого я наблюдала, внимательно читала проходящую через меня корреспонденцию и документы, доставшиеся мне в наследство.

Конечно, я была перегружена в первые недели объёмом этой информации

Это неизбежно. Так что, заполучив новую работу, запасайтесь биоактивными добавками, повышающими работоспособность, витаминами и абонементами в спа  🙂 .

Выходные очень важны в этот острый период адаптации. Надо по максимуму разгружать себя от каких-либо важных дел, давать отдых и мозгу, и телу. Физическая работа на свежем воздухе или просто прогулки — самое то. Ну, и спорт для тех, кто им занимается.

Ясное дело, не обошлось без «культурного шока». Всё-таки мы с канадцами из разных миров, и моя корневая идентичность формировалась в советские времена.

Я давно не работала «на дядю», и поэтому с тяжёлым чувством ждала, как мною будут «руководить». Но в канадской корпоративной культуре стиль лидерства коренным образом отличается от нашего, постсоветского. А точнее сказать, советского, чего уж там скрывать. Не изжит он до сих пор, хотя, вроде бы, какие-то подвижки в прогрессивную сторону имеются.

Здесь не принято стоять над душой и следить, чтобы работник работал, а не бил баклуши

А «микроменеджмент» тут откровенно презирают. Если тебе, как сотруднику, он нужен со стороны начальника, то готовься к увольнению в скором будущем. Не любят тут нянчиться с подчинёнными.

Здесь нет должностей, созданных для «протирки штанов». Никаких «зиц-председателей». У тебя есть чёткий перечень задач, вот иди и делай. Что-то непонятно – спроси. Как, когда и с какими затратами делаешь – твоё дело. Главное, сдай всё вовремя и с хорошим качеством.

Здесь трудно представить ситуацию, что на тебя орёт или унижает начальник, тем более, в присутствии других сотрудников. Хотя токсичных людей, конечно, и здесь хватает, в том числе и среди менеджеров. Но корпоративная культура их сильно ограничивает в проявлениях собственной токсичности. И они подчиняются.

Вообще, начальники, как класс, в Канаде меня поразили очень. У меня их было человек 5-6 (включая все волонтёрские работы и стажировки), так что сужу не под одному случаю.

Это совершенно другой тип лидера, к которому человек, воспитанный в советской системе, не привык

Они простые, очень «доступные», без барских замашек и начальственной напыщенности, свойственных нашим бастыкам (так боссов в Казахстане называют, от слова «бас» — голова). Не будешь знать, что это директор, подумаешь, что секретарша, ей-богу. При этом очень внимательные, заботливые, чуткие. Сразу заметят, если у тебя настроение не ахти, спросят, как дела, предложат помощь.

В работе очень много свободы делегируют подчинённым, давая тем самым возможность развивать свои навыки и умения. Но руку на пульсе держат. Умеют эффективно решать проблемы, не истерят и не ищут виноватых. Работают на порядок больше своих подчинённых, их день всегда длиннее нашего.

Особое умение лидеров такого типа – давать честную и открытую обратную связь, не всегда приятную, но всегда корректную и уважительную. От «серьёзных разговоров» с начальством не остаётся никаких неприятных осадков, потому что твоя личность никак там не затрагивается, и самооценка не страдает.

Разговор идёт только по содержанию твоей работы и ошибок. И порой выходишь даже радостный и воодушевлённый оттуда — потому что знаешь, что получишь хороший урок и вырастешь, как профессионал на своих просчётах.

И здесь тоже в любом коллективе есть то, что мы тут называем «politics» (не путать с «большой политикой»). Это динамика отношений и распределения ролей, иерархия и структура информационных потоков. Кто с кем дружит, кто на что влияет, как принимаются решения и т.д.

Очень важно эту динамику понять

А до этого не высовываться особо, чтобы не нарваться. На это у меня ушло достаточно времени, но оно того стоило. Потому что можно одной непродуманной и неосторожной фразой поставить жирный крест на своём будущем в компании.

А что же с моим языком?

С языком, конечно, я зря боялась. Не знаю, как в других иммигрантских странах, но в Канаде все – без преувеличения, абсолютно все! — очень терпимы по отношению к вашему “broken English”. Будут переспрашивать, проверять понимание, никогда не выкажут ни нетерпения, ни недовольства, ни усталости от попыток понять, что вы говорите.

моя адаптация

И это очень сильно облегчает адаптацию иммигранта на рабочем месте. Прежде всего тем, что снижает уровень стресса.

А язык на работе начинает продвигаться семимильными шагами – и письменный, и устный

Помню, как я была в ужасе, когда меня попросили написать письмо, информирующее сотрудника об увольнении. Как писать, что писать?! Хорошо, были в архиве старые письма, что-то там из них собрала.

Именно поэтому те наши иммигранты, кто не работает в Канаде, мучаются с языком. Никакие курсы, даже самые продвинутые, не дадут вам такого прогресса, как работа. Любая, где надо общаться с носителями.

В этом смысле такие стартовые позиции, как кассир в супермаркете или customer service, будут крайне полезны в освоении языка на хорошем уровне. Главное, как я уже раньше писала, не застрять на таких работах, а двигаться дальше.

Следующее важное культурное отличие канадского рабочего места от постсоветского – это то, что тут на работе принято работать

Да-да, не удивляйтесь, всё по Карлу нашему Марксу: проклятые капиталисты безжалостно эксплуатируют своих работников. У меня в жизни до иммиграции было две наёмных работы (все ещё в СССР), и везде я довольно часто била баклуши. Должности эти были так устроены, что постоянно возникало какое-то свободное время.

И все, включая начальство, спокойно относились к тому, что ты читаешь книжку или вяжешь шарфик в этот период. Тут мне сложно такое представить.

Бизнес-процессы тут выстроены так, чтобы человек не простаивал и не терял времени зря. Здесь, действительно, время – деньги. Любая должность забита задачами «под завязку», так что прокрастинировать выходит себе дороже. Точно также не увидишь коллег, часами болтающих в курилке или за обедом. Вышел, покурил, максимум 10 минут на всё-про-всё, и все вернулись в здание работать (у нас курилки все на улице).

А едят все стабильно за своим столом. Или, в случае крупных компаний, в специальных кафетериях.
Я на стажировке работала в такой компании. Уютная небольшая кухонька, полностью оборудованная, несколько столов. И там тоже не засидишься – просто потому, что приходят другие и тоже хотят сесть и пообедать. Если ты филонишь, это заметят и молчать не будут.

Поэтому нашим людям тут надо перестраивать психологию однозначно. И вкалывать

Ещё одна ловушка, подстерегающая человека с «нашенским» менталитетом – это «всезнайство». Не знаю уж, почему, но у нас принято быть специалистом «широкого профиля» и знать всё обо всём. И советское образование у нас хвалят и до сих пор за его универсальность.

Но в западной культуре другой подход к этому делу. Здесь в цене узкопрофильная экспертиза. Если ты бухгалтер, то от тебя никто не ждёт умения починить сломавшийся кондиционер или капающий кран. Для этого вызовут специалиста. Более того, твоя попытка влезть со своим ценным мнением будет воспринята без энтузиазма. Ты уж лучше, будь любезен, показывай свою экспертизу в дебете с кредитом.

Многие наши иммигранты так и лезут везде со своими универсальными знаниями. Конечно, из лучших побуждений, хотят быть полезными. Но здесь этого никто не оценит.

Гораздо лучше хорошо делать своё дело и не пытаться быть экспертом по всем вопросам

То же самое и в своей профессии. Прежде чем «блеснуть» своими знаниями и опытом, нужно понять, а в каком виде они будут лучше всего востребованы здесь, в стране с другими стандартами и правилами. Есть специальности, где ваша экспертиза сразу и без притирки будет нужна и востребована (скажем, IT и компьютерные специальности).

А где-то (как, например, в HR) придётся серьёзно переструктурировать свои знания и опыт, чтобы сделать их применимыми в новой стране.

Ещё одно серьёзное культурное отличие Канады от Казахстана или России – это многонациональный коллектив. Нам, советским людям, вроде к интернационализму и многонациональности не привыкать, но здесь они проходят настоящую «проверку боем».

Этническое разнообразие в Канаде просто поражает воображение

В моём отделе все шесть сотрудников – разных национальностей. Трое из шести родились за пределами Канады. Белых среди нас двое. Недавно делали список языков, на которых говорят наши сотрудники – получилось больше двадцати.

Принять это многообразие не так просто, как может показаться на первый взгляд, но совершенно необходимо. Если вы будете брезгливо коситься на коллег, которые делают какие-то вещи иначе, чем вы, это станет заметным и сильно ухудшит атмосферу в коллективе. Поэтому принятие должно быть искренним, от души. Любая фальшь тут обязательно почувствуется.

Да и с точки зрения закона в Канаде всё очень строго. Любая дискриминация по этническому признаку тут жёстко преследуется и наказывается. У нас есть специальная комиссия по правам человека и трибунал, который без работы не сидит.

У бывшего советского человека с принятием этнического разнообразия, скажу я вам откровенно, большие проблемы

В русскоязычных иммигрантских группах я постоянно сталкиваюсь с шовинистическими взглядами наших бывших соотечественников на людей с небелым цветом кожи. И это тоже осложняет полноценную интеграцию наших иммигрантов в канадское общество, ограничивая их профессиональный опыт «русскими» компаниями. Но это, конечно, вопрос выбора. И гибкости.

Вообще, гибкость – ментальная и эмоциональная – главный навык, который нужен в иммиграции.

Причём, важно ведь не просто подстроиться под новые реалии. Сделать это нужно так, чтобы не нарушить свой внутренний комфорт. А лучше даже, наоборот, его увеличить. А иначе, зачем было срываться с насиженного, родного места? Другое дело, что комфорт этот придёт не сразу, а через несколько лет, когда привыкнешь к новым реалиям и полностью встроишься в новую жизнь.

Я здесь, в Канаде, наблюдаю многих наших иммигрантов, прогнувшихся под этот мир и страдающих в этой неудобной позе

Они изо всех сил стараются принять новую страну и новые правила жизни, но им тяжело и некомфортно. То ли с гибкостью у них проблемы, то ли изначально решение об иммиграции было непродуманным и поверхностным. И это очень печальная картина, скажу я вам.

Ведь здесь нет «родных стен», которые помогут. Точнее, они будут, если их выстроишь, в отличие от родины, где они, вроде как, положены тебе по умолчанию. А если нет ресурса строить? Какое уж тут строительство, если всё ежеминутно бесит.

Если страна, в которую вы переехали, не «легла вам на душу» и не стала домом, то никакая гибкость не поможет. Например, многие наши иммигранты, уезжающие в Израиль, так и не приживаются там, и переезжают в Канаду. Ну, а тут уже успех повторной адаптации будет зависеть от того, нашли ли они то, что искали.

Ну что, много я вам тут всего понаписала, давайте подведём краткий итог всему вышесказанному.

Итак, пять ключей к успеху в адаптации на рабочем месте в иммиграции:

1. Наблюдать, впитывать, анализировать
2. Излучать искреннюю доброжелательность
3. Понять, чем ваша должность полезна для организации и делать это
4. Быть гибким
5. Пахать

Всем успехов!

Рекомендуемые записи