Стэнфордский тюремный эксперимент Филиппа Зимбардо

  • автор:

Одним самым обычным утром 1971 года в городке Стэнфорд в Калифорнии произошло нечто довольно необычное. Несколько полицейских машин подъехали к зданию факультета психологии Стэнфордского университета, выгрузили молодых людей в наручниках и передали их одетым в одинаковую форму людям в зеркальных очках, вооружённым дубинками. Арестованные вместе с охранниками спустились в подвал здания, и так начался знаменитый Стэнфордский тюремный эксперимент под руководством профессора Филиппа Зимбардо.

стэнфордский

Так выглядели охранники. Это не документальное фото, а кадр из художественного фильма «Стэнфордский тюремный эксперимент» года, режиссёр Карл Патрик Альварез

Выводы его стали достаточно шокирующими для обывателей, да и для научного сообщества тоже. И, наверное, ни одно психологическое исследование не подвергалось большей критике, чем это.

Так что же это был за эксперимент, почему его до сих пор яростно критикуют, и можно ли доверять его выводам? Давайте разбираться.

Меня лично Стэнфордский тюремный эксперимент весьма впечатлил, когда я о нём узнала впервые.

Надо отметить, что в университете, где я четыре года изучала психологию (а по факту пять, так как я поступила на второй курс и сдавала большую часть предметов и за первый тоже), ничего про этот и другие знаменитые эксперименты я не слышала. Так что пришлось потом «дообразовываться» самостоятельно.

Чем меня потряс конкретно этот? Тем, что он в корне подорвал моё до того момента устойчивое представление об устройстве человека и закономерностях его поведения.
Но об этом позже, а пока давайте по порядку.

стэнфордский

Филипп Зимбардо в 70-е годы ХХ века

Условия и ход Стэнфордского тюремного эксперимента

Эксперимент был проведён в 1971 году в Стэнфордском университете. Филипп Зимбардо, американский психолог и профессор данного университета, решил проверить, как поведут себя обычные люди в условиях заданной, и довольно драматичной, социальной роли.

Этот эксперимент не был спонтанным. Его Зимбардо заказал ВМФ CША, руководство которого было озабочено огромным количеством конфликтов среди заключённых военных тюрем. Военное руководство хотело понимать причину. Целью эксперимента было узнать, как ограничение свободы и специфические условия тюрьмы влияют на поведение находящихся в этой системе людей.

Участников отбирали по объявлению в газете. Платили 15 долларов в день. Из 70 кандидатов отобрали 24 самых здоровых и психологически устойчивых. Кандидатов протестировали на личностные качества (Six Personality Types) и специально выбрали тех, кто показывал средние значения. Авторы сочли, что именно «середнячки» будут лучше всего репрезентировать общество. Большинство участников были белыми из благополучных семей, принадлежавших к среднему классу.

Потом их случайным образом разделили на 2 одинаковые группы: 12 человек стали на запланированные 2 недели эксперимента заключёнными тюрьмы «понарошку», оборудованной в подвале факультета психологии. Остальные 12 стали их надзирателями.

Кстати, полицейские в самом начале эксперимента были самыми настоящими. Зимбардо договорился с местными стражами порядка и попросил их «арестовать» участников-заключённых по возможности близко к тому, как это происходит в реале.

Для того, чтобы участники эксперимента лучше вошли в свои роли, Зимбардо придумал ряд условий для каждой подгруппы

Первым из условий стала анонимность охранников. Им была выдана единая униформа и зеркальные очки, что, по предположению авторов эксперимента, должно было сделать их одинаковыми в глазах заключённых и ограничить зрительный контакт между ними.

стэнфордский

А это уже документальное фото. «Шапочки» на головах заключённых (некоторые сделаны из колготок 🙂 ) имитируют бритые головы реальных арестантов

Второе важнейшее условие – деперсонификация заключённых. Как и в настоящей тюрьме, у каждого был лишь номер. Кроме того, тюремные робы были специально сделаны неудобными, чтобы заключённые находились в дискомфортном состоянии.

Третьим важнейшим условием эксперимента стала власть. Охранникам велели быть tough guards, то есть, «кошмарить» заключённых по полной. Однако, любое физическое воздействие было строго запрещено.

Итак, роли розданы, инструкции озвучены, и эксперимент начался. А дальше случилось то, чего никто не ожидал.

Начался кошмар

Нормальным был только первый день эксперимента. Но уже во второй поведение и охранников, и заключённых стало выходить за рамки добра и зла. Надзиратели зверствовали. Заключённые тоже оказались не ангелами и провоцировали охранников будь здоров.

На второй же день заключённые устроили бунт, который был успешно подавлен командой надзирателей. Потом заключённые на полном серьёзе стали разрабатывать план побега из тюрьмы, и Зимбардо даже прорабатывал вариант перенести эксперимент в более надёжное место (полицейский участок), чтобы участники не смогли оттуда физически сбежать. Правда, полицейские власти отказали ему, и эксперимент остался в подвале факультета психологии Стэнфордского университета.

На шестой день Стэнфордский тюремный эксперимент свернули, так как появились серьёзные основания опасаться за психическое здоровье участников с обеих сторон. Практически все охранники демонстрировали садистическое поведение (кто-то в большей, кто-то в меньшей степени), а у заключённых были явные признаки эмоционального расстройства, жертвенного поведения и даже психосоматические реакции.

стэнфордский

Зимбардо с участниками тюремного эксперимента

Хотя есть и другая версия. Она гласит, что невеста Зимбардо Кристина Маслак, аспирантка того же университета, после знакомства с экспериментом и некоторыми его участниками, пришла в ужас. И заявила о намерении разорвать помолвку с Филиппом, если он немедленно не прекратит это безобразие.

Но, как бы то ни было, эксперимент был завершён на шестой день вместо четырнадцатого.

Итоги эксперимента Стэнфордский тюремный эксперимент

По результатам эксперимента Зимбардо сделал вывод, что ситуация, в которой находится человек, оказывает более весомое воздействие на его поведение, нежели личность, с её убеждениями, ценностями и моралью. Он сам был поражён той скоростью и глубиной превращения «хороших парней» в садистов, с одной стороны, и в покорных жертв, с другой.

Этот эксперимент подлил масла в огонь непрекращающейся (причём, и поныне) дискуссии о том, чьё влияние на поведение человека весомее – его личных качеств, или ситуации, в которой он оказался.

Стэнфордский тюремный эксперимент вроде бы однозначно доказывает, что ситуация

Но далеко не все с этим согласны. Спустя более 40 лет после эксперимента его вдруг снова начали жёстко критиковать.

Главный довод несогласных с его выводами звучит так. Нельзя утверждать, что ситуация определяет поведение человека, размывая его личностные характеристики. Ведь охранники были специально проинструктированы быть жестокими по отношению к заключённым. Это не было их натуральным поведением. Они просто следовали инструкциям, к тому же считая, что помогают науке. А значит, говорить о том, что личность была подавлена ситуацией, неправомерно.

В этом месте, на мой взгляд, критики эксперимента Зимбардо заблуждаются, считая выводы эксперимента недоказанными и «притянутыми за уши».

Стэнфордский тюремный эксперимент взял нормальных людей с нормальными, «среднестатистическими» ценностями и поставил их в ситуацию, где они должны были взять на себя какую-то роль, которая шла вразрез с этими ценностями. И участники блестяще продемонстрировали, что их поведение будет определяться именно заданными «правилами игры», а не личностными предпочтениями или моральными нормами.

стэнфордский

Так выглядел коридор экспериментальной тюрьмы. Он же дворик для прогулок заключённых

В жизни, что до, что после эксперимента, его участники не были ни садистами, ни покорными жертвами. Но, попав в условия, где только такое поведение считалось приемлемым (неважно, по каким основаниям), они с успехом его продемонстрировали. Это и требовалось доказать. Что, попав в условия, где он должен быть жестоким и получив индульгенцию на это, человек, ранее ни в чём таком не замеченный, станет садистом. Кто-то больше, кто-то меньше, но «чистеньким» не останется никто.

Примечательно, что в ходе эксперимента двое участников из числа заключённых были исключены из эксперимента из-за сильнейшей эмоциональной реакции. Потом остальным заключённым было предложено выйти из эксперимента при условии, что они откажутся от оплаты. Все согласились. Но потом их обманули и оставили, видимо, намеренно, чтобы усилить ситуацию стресса.

А вот из числа надзирателей на выход никто не попросился

Более того, когда эксперимент завершили досрочно, «надзиратели» были очень огорчены этим фактом. Один из них, Дэйв Эшелман, признаётся, что испытывал удовольствие от ощущения власти над другими.  Его интервью было в научно-популярном фильме студии Mind Field “Stanford Prison Experiment Revisited”. Кстати, хороший получасовой фильм, рекомендую к просмотру, как, впрочем, и остальные фильмы этой студии.

Зимбардо искренне считал, что система способна «сломать» любого, ну, или почти любого человека. Он потратил много времени и энергии, чтобы привлечь внимание общества к порочному устройству системы исполнения наказаний. Вместо этого, считает он, общество стремится найти и наказать «козлов отпущения». Тех, кто проявлял жестокость в силу того, что этого требовала от них система.

В начале 2000-х случился скандал по поводу жестокого обращения с заключёнными в тюрьме Абу-Грейб. Зимбардо тогда выступил защитником на процессе против одного из надзирателей. Он пытался убедить судей, что тот не мог вести себя иначе, потому что система не допускала другого поведения, а система всегда сильнее личности. И Стэнфордский тюремный эксперимент блестяще это продемонстрировал.

В этом смысле критика выводов Зимбардо кажется мне (да и не только мне) совершенно несостоятельной

Стэнфордский тюремный эксперимент убедительно доказал следующее. Оказавшись в ситуации, требующей определённого поведения, человек будет вести себя соответственно требованиям. Даже если это противоречит его личностным моральным нормам.

Так же считает и Андрей Курпатов, психолог и психиатр, который является достаточно серьёзным экспертом по поведению. Вот вам видео, в котором он критикует тех, кто критикует Стэнфордский тюремный эксперимент.

Мы сильно переоцениваем роль личности в нашей жизни. Оказавшись в обстоятельствах, противоречащих нашим личностным нормам, мы будем вести себя сообразно ситуации. И тем ролям, которые она нам навязывает.

Это как раз и стало для меня довольно фрустрирующим открытием, когда я узнала про эксперимент. Я-то, в плену ещё юношеских иллюзий, была уверена, что личность первична, а обстоятельства – вторичны. И что мы всегда можем «быть выше» обстоятельств.

Филипп Зимбардо

А оказалось — нет, не можем

Тут, конечно, будут исключения (которые только подтверждают правило). Всегда были, есть и будут люди, сила личности которых окажется выше любых требований, выдвигаемых ситуацией. Но их, во-первых, мало среди нас, потому что «вырастить» себе такую мощную личность очень сложно. А во-вторых, эти люди точно будут изгнаны из системы отношений данного общества, тем или иным способом. Например, часто они погибают за отказ подчиниться требованиям ситуации.

Этот факт открывает огромное пространство для манипуляций нашим с вами поведением. Чем, собственно, и пользуются сильные мира сего. И эта закономерность используется не только в системе исполнения наказаний или армии. Она повсюду, где у кого-либо есть власть над другими.

Присмотритесь внимательно, и вы увидите, как система меняет среднестатистических «хороших во всех отношениях людей». Причём, порой, кардинально. Политика, госслужба, силовые структуры… да что угодно. Этот закон работает везде и для всех.

И это тюремный эксперимент Филиппа Зимбардо, навеки вошедший в историю психологии поведения, блестяще это подтвердил.

И данное исследование было далеко не первым в этой области. Ещё раньше, в 1963 году, к аналогичному выводу пришёл Стенли Милгрэм. Коллега Зимбардо, кстати. Его эксперимент с ударами током тоже давно и прочно стал классикой психологического эксперимента.

Но это уже другая история, и про него будет отдельная статья.